logo Sport

Регистрация Задать вопрос?

Русский гинеколог в Ницце

Мы узнали, что в Ницце открыл практику русский врач-гинеколог, переехавший к нам из Парижа, и поспешили познакомиться с доктором поближе. Однако это оказалось не так-то просто – график Дмитрия забит под завязку консультациями в кабинете и дежурствами.

Дмитрий Маринушкин –  живет и работает во Франции уже 15 лет, имеет более 120 научных публикаций, за его плечами работа в госпитальных центрах Тура, Фонтенбло, Рамбуйе и Парижа.Дмитрий Маринушкин гинеколог

Нам удалось перехватить Дмитрия, чтобы расспросить о том, что привело его на Лазурный берег, на чем он специализируется и в каких вопросах он может особенно помочь нашим читательницам.  

Mamanizza: Вы 15 лет работаете во Франции. Вы сейчас скорее французский или русский врач?

Дмитрий Маринушкин:Я прошел долгий путь, у меня большой клинический опыт в обеих странах и синтетическое русско-французско-американское образование. Я окончил Саратовский медицинский университет и уже на 4 курсе выбрал специальность – акушерство и гинекологию. Я пришел в родильный дом и понял, что люблю этот особый мир и никогда не смогу уйти из него, именно здесь мое место. Это захватывающая, ответственная и благородная профессия.

Уже в студенческие годы я начал заниматься научными исследованиями. В ординатуре подготовил  кандидатскую диссертацию на тему регуляции сократительной деятельности матки при невынашивании беременности и внутриутробной гибели плода.  Практический материал набирал на месте, а лабораторную часть выполнил в Москве в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, где мне посчастливилось работать с известнейшими акушерами-гинекологами нашего времени, в том числе - с профессором Ulf Ulmsten из Швеции. Под эгидой РАМН я издал сборники работ по искусственному прерыванию беременности, индукции сократительной деятельности матки и новым технологиям в акушерстве и гинекологии. Меня сразу пригласили преподавателем на лечебный факультет, где я работал до моего отъезда во Францию. Как молодой преподаватель, я прошел стажировку в Cornell University (США).

Поэтому сейчас в моей работе я беру лучшее из французской и российской медицины, комбинирую подходы -  все зависит от конкретного пациента и его случая.

MN: Как складывалась Ваша карьера во Франции?

Д.М.: Я не ставил цель уехать из России. Так сложилось, что я познакомился со светилом современного акушерства – профессором Jaques Lansac из Тура. Я прочитал его работу по эндометриозу и написал, что не согласен. Он принял это с большими чувством юмора и толерантностью, пригласил поработать в его госпитале, а потом вернуться к спору. Так я попал во Францию. По окончанию научно-практической стажировки я решил  подтвердить мой диплом во Франции.  Это заняло несколько лет, в ходе которых я прошел углубленную подготовку  по эхографии в акушерстве и гинекологии, современным методам оперативной гинекологии, патологии шейки матки, неоперативной гинекологии  и патологии молочной железы.

И прошел путь от интерна до Praticien hospitalier (MN: вершина госпитальной карьеры во Франции).

В конце прошлого года у меня возникло желание вернуться в Россию и начать делиться  там французским опытом. И вдруг, как не громко звучит, я подумал, что у меня может быть своя особенная стезя -  я смогу быть очень полезным моим соотечественницам во Франции.

MN: В чем вы видите преимущества русского врача во Франции для наших соотечественников?

Д.М.: Во-первых, у меня за плечами солидный клинический опыт в России и Франции.

Во-вторых, глубокое понимание нюансов как российского, так и французского подхода. Это позволяет осмысленно анализировать историю заболевания и результаты обследований, выполненных в России. А потом предложить тактику, адаптированную к французской медицинской реальности. Конечно, когда я говорю о России, я подразумеваю скорее постсоветское пространство. Программа медицинского образования в Риге, Москве, Тбилиси или Киеве была одинаковая.

В третьих, очень важная проблема – языковая. И для беременной или больной женщины, и для врача. И дело не в том, что радистка Кэт кричала при родах по-рязански. Дело в том, что говорить на иностранном языке и понимать иностранный язык – не всегда одно и то же. И в этом я готов помочь.  

А как бывший преподаватель я к тому же могу объяснить моим пациентам сложные вещи простым и доступным языком.  

Кроме того, благодаря моей научной деятельности я имею широкую сеть контактов и при необходимости всегда даю моим пациентам рекомендации относительно врачей других специальностей, перенаправляю их в специализированные центры.

MN: На чем вы специализируетесь?

Д.М.:У меня хорошее образование и по акушерству, и по гинекологии. Как пишет в одном из своих романов Людмила Улитская, мои мозги «продистиллированы в Парижском университете».  Кроме того, специфика работы во Франции подразумевает, что врач должен быть подготовлен в обеих специальностях. Тема моей диссертации была посвящена невынашиванию беременности и внутриутробной гибели плода, долгие годы я был экспертом по антенатальной диагностике.

По складу характера, я очень люблю работать с беременными женщинами. Ведение беременности – это основное направление моей работы.  Что касается гинекологии, то с гордостью могу сказать, что немногие врачи набирались опыта в больнице Святого Людовика в Париже или в  Европейскои Центре лапароскопической хирургии в Клермон-Феране. Поэтому я могу помочь с профилактикой и лечением гинекологических заболеваний. 

MN: Каков ваш подход к ведению беременности? Отличается ли он чем-то от привычного российским женщинам?

Д.М.:Прежде всего, для меня каждая беременность особенная. И соответственно, подход к каждой беременной женщине должен быть особенный. Есть хорошее выражение на латинском языке  «Omnium Artium Medicina nobilissima est» – «Из всех искусств, медицина – самое благородное». Медицина – это искусство. Нельзя сводить ситуацию к стандартному заранее заготовленному решению.

Еще один немаловажный аспект – психологический. При всем уважении к российским коллегам, мой стиль работы более доброжелательный, менее формальный и не запугивающий.  Кроме того, я очень приветствую участие папы в наблюдении беременности и родах.  По моему личному опыту, присутствие отца ребенка на консультации, а тем более – на родах, крайне желательно. Эмоции материальны.

MN: А с точки зрения процесса, какие исследования вы считаете необходимыми?

Д.М.: Есть несколько основополагающих моментов – углубленные анализы в начале беременности, на 6 месяце и перед родами и ультразвуковые исследования на 12, 22 и 32 неделях аменореи (в России чаще говорят о неделях беременности, а во Франции – неделях аменореи).

Большое значение имеет именно эхографическое исследование (УЗИ) первого триместра. Именно в этот момент мы определяем дату начала беременности и, по желанию родителей, - риск основных хромосомных аномалий. Новое слово в диагностике этих аномалий – DPNI – неинвазивная дородовая диагностика. Этот метод существенно упрощает процесс, так как позволяет провести диагностику по анализу крови, взятой у матери, и избежать пункцию трофобласта или амниоцентез.

УЗИ во втором триместре позволяет исключить многие пороки развития (проверяем более 40 критериев). И, наконец, в третьем триместре УЗИ помогает определить акушерскую тактику при родах.

MN: Не вредит ли такое количество УЗИ ребенку?

Д.М.: Я сталкиваюсь иногда с паникой пред ультразвуковым исследованием у родителей из бывшего СССР. Дорогие мамы и папы, УЗИ не представляет опасности для вашего ребенка. Частоты, используемые для акушерской диагностики, безопасны. Этому посвящены многочисленные исследования во всем мире. Даже самая требовательная организация FDA (Американское агентство по продуктам и медикаментам) не ограничивает использование УЗИ при беременности. Другая подобная проблема – эпидуральная анестезия. Не бойтесь, пользы от УЗИ и эпидуральной анестезии несомненно больше, чем сомнительных нежелательных эффектов. Я всегда готов обсудить с пациентами и показания, и факторы риска. Поэтому приходите на прием, и мы разберемся в вашей ситуации.

MN: А как правильно подготовиться к беременности? На что вы рекомендуете пациентам обратить внимание?

Д.М.:Прежде всего надо подумать о своем здоровье и настроиться на радость материнства. Исключите факторы риска – избыточную массу тела, хронические интоксикации, стрессовые состояния. Подумайте о своем питании и источниках витаминов и микроэлементов. Неплохо проверить, нет ли у вас хронического гастрита, заболеваний мочевыделительной системы, повышенного артериального давления и патологии щитовидной железы. Сделайте биологический анализ, проверьте не инфицированы ли вы гепатитами В и С, ВИЧ, сифилисом, токсоплазмозом и краснухой. Это не сложно, мы это можем сделать вместе.

 

Дмитрий Маринушкин, врач акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук

Прием ведется по адресу: 4 rue Grimaldi 

Телефон для записи: 0493879091

 Также можно записаться через  Doctolib

Текст: Татьяна Селезнева